Между русским Чебурнетом и туркменской блокадой: что ждет интернет в Центральной Азии