"Надо жить дальше, но никто не знает как". Как лечат беженцев в Петербурге