Побочный эффект санкций: как сейчас работают фонды помощи белорусам?