После Болотной: надо ли браться за оружие протеста?